rss

В пригороде дом для прекрасной жизни



В пригороде дом для прекрасной жизни
В течение следующих десятилетий быстрый рост населения в США, начавшийся после Гражданской войны, дал новый импульс строительству. Впервые выбором застройки для большей части населения стал не выбор между городом и деревней. Теперь дом в пригороде рассматривался как компромиссный вариант, обещавший жизнь на чистом воздухе, низкую ренту и меньшую скученность. Наряду с этим магазины и офисы располагались в зоне сравнительно быстрого доступа благодаря постоянно расширяющимся услугам всех форм массовых перевозок. К ранее труднодоступным районам прокладывали новые дороги.

Железные дороги сделали поездки возможными для тех, кто не смог бы позволить себе личное транспортное средство. Привлекательность жизни в пригороде больше не оценивали единственно с точки зрения пользы для здоровья или стоимости. Теперь такой образ жизни получил эмоциональную окраску, весьма далекую от реальной действительности, связанной с жизнью в пригородном коттедже. Источник этого явления следует искать в изменившемся отношении к земле.

В совсем недавнем прошлом США глушь и отдаленные земли считались тем, чего следовало скорее опасаться, чем пытаться обживать.
К XIX веку по мере того, как в глубь страны прокладывали новые дороги, идея земли и пространства подверглась переосмыслению.
Художники и писатели, такие как Фредерик Черч и Джеймс Фенимор Купер, пользовались огромным общественным успехом, воспевая чудо неиспорченного естественного мира, подобно тому как представители романтизма воспевали его в Британии несколькими десятилетиями раньше.

В 1864 году Йосемитская долина была передана под правительственный контроль, чтобы ее сохранили для «общей пользы, отдыха и развлечения». Тогда настала пора подумать о том, что, возможно, все дикие уголки когда-то окажутся под управлением. В них больше не будет бесчинствовать пугающая вседозволенность, а воцарится порядок, очерченный рамками закона.

В связи с меньшими пространствами и более обжитой глушью в Британии достаточно быстро происходил тот же процесс — сельская местность становилась территорией элиты. Первоначально ею владели джентри; затем, интеллектуально, если не физически, профессионалы из среднего класса, почитатели поэтов «озерной школы», которые благоговели перед этими необжитыми пространствами, видя в них нечто вроде Аркадии.


Понравилась статья? Поделись с друзьями!



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.